Дорогие батюшки. Как священникам на Урале Бог посылает

0

Где и как живут бедные и богатые священнослужители

Не секрет, что иереи и диаконы РПЦ делятся на две категории, пока одни шикуют, закупаясь дорогими продуктами в элитных магазинах, меняя иномарки как перчатки, другие – пытаются на последние гроши купить корову, чтобы как-то прокормить семью. Хотя, по словам экс-священнослужителей «воруют все». О том как живут священники на Урале, – в материале TochkaNews.ru.

«Бог пошлет», – говорят в Церкви. И это правда одним Бог посылает скорби и болезни, а другим – деньги, иномарки и комфортную жизнь, что называется: «отслужил и спи спокойно». Мы не будем говорить об архиереях, это так называемые «топовые менеджеры» РПЦ и, управляя регионами, они живут не бедно. Как доказательство – кортежи патриарха и иномарки митрополитов.

Речь в этой статье пойдет о простых и не очень уральских священниках. Сразу скажем, сами они своим крестом дорожат и под запрет в служении (в переводе на мирской язык – увольнение) попасть не хотят, поэтому на вопросы журналистов про деньги и зарплаты говорить наотрез отказываются. Но есть священнослужители «под запретом», уволенные, им скрывать нечего и они открыто говорят правду, только вот в РПЦ эту правду не комментируют и стараются избегать вообще любых упоминаний о доходах.

«Дайте копеечку – я помолюсь»

«Прошу прощение, что приходится знакомится с Вами через просьбу. Очень неловко и неудобно, но я просто не знаю куда и к кому еще обратиться. В нашей семье нас семеро, я, супруга, четверо детей и мама моей супруги, которая находится на моем иждивении. Я бы этого письма не писал, если бы имел возможность подрабатывать, но в деревне, нет работы, и как священнослужитель я просто не имею другого дохода. У нас образовался срочный ремонт в доме связанный с отоплением, впереди зима и дом требует утепления снаружи. Взяли кредит на строительство пристройки к дому, по причине рождения детей. Для нас это большие расходы, а нужно рассчитаться за ремонт и материал. Пристрой построили, но в нем много не доделок», – рассказал TochkaNews.ru курганский священник Алексий Кузьминых.

Позже, поняв, что СМИ подняли ажиотаж вокруг его проблем, он от своих слов отказался. Ему действительно грозит не помощь со стороны Курганской епархии, а скорее всего местный архиерей найдет причину, чтобы запретить его в служении. На его примере можно лишь рассуждать как священники живут в деревнях.

Деревенские священники простые и живут проще. Фото:V-kurse.ru

У всех священнослужителей большие семьи, им Церковь запрещает пользоваться контрацептивами, а на доходы (требы: крещение, отпевание, молебны) в деревне много не заработаешь. Да еще епархиальное управление львиную долю дохода забирает к себе в казну.

«Не будешь отдавать деньги, будешь разводить черную кассу, свечи и товар закупать только в епархии, это закон. Причем, допустим, у частников цена одной свечки куда ниже, чем 70 копеек, а продаются они в храме за 70 рублей. Нам запрещено, если у кого-нибудь вскроется закупка товара в обход епархии, то можно смело идти на улицу, сняв наперсный крест», – рассказал один иерей, попросив даже близко не употреблять его имя и фамилию.

По церковному приходу и расход

Что касается небольших городов, например, Камышлов Свердловской области. Там священники живут относительно хорошо. По крайней мере у них есть недвижимость, техника и какие – никакие спонсоры.

«У нас батюшки живут неплохо, вот настоятель строящегося храма на Константиновке отец Олег дом себе достраивает, да детей у него вроде шесть, все сыты и хорошо одеты, есть машина. У настоятеля Покровского собора отца Павла Кульбицкого тоже своя квартира да и в Покровский собор очень много народу ходят. У отца Игоря в селе Обуховское дела, конечно, похуже. Дом они с семьей снимаю, но у него вроде как квартира есть в Екатеринбурге, которую он сдает, на эти деньги в Обуховском они и живут. Храм восстанавливают, только из-за отсутствия денег не быстро это получается», – рассказывают православные камышловцы.

Покровский собор в Камышлове

Городские «иеромагнаты»

Конечно, повезло тем, кто служит и трудится в больших городах, например, в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле. Тут и верующих побольше, они побогаче, да и цены на крещение, венчание, отпевание и освящение машин (кстати, в некоторых случаях зависит от цены автомобиля) намного выше.

Архимандрит Гермоген, настоятель храма св. Серафима Саровского в Екатеринбурге. Далеко не бедный священник, хоть и монашествующий

«По поводу того как живут знакомые священники в Екатеринбурге и области. Живут, нужно сказать, по-разному. Средняя зарплата священника по Екатеринбургу колеблется от 20 до 35 тысяч рублей (в зависимости от прихода). Однако, зарплатой доходы священника не ограничиваются. Помимо зарплаты священник совершает требы (освящение квартир, машин, крестиков, отпевания и пр.), которые за месяц могут приносить до 50-75% от суммы зарплаты. Также у священника есть возможность забирать «панихиду» домой, те подаяния из еды (крупы, масла, консервы), которые приносят для поминовения усопших в храм. То есть если у священника зарплата 35, то с требами у него выходит 50-60 тысяч в среднем. В принципе для города очень неплохо», – утверждает экс-семинарист, оппозиционер РПЦ Виктор Норкин.

По его словам, разница между городскими и деревенскими священнослужителями колоссальная.

«Другая ситуация в деревне. Там средняя зарплата на приходах колеблется от 8 до 15 тысяч рублей. Требы ограничены в сравнении с городом. Летом доход с треб увеличивается за счет регулярных крещений, а так в основном деревенские приходы выживают за счет отпеваний местных жителей. Со смертностью в России все в порядке, к сожалению. Ну, и особняком стоят, конечно же, настоятели храмов. У них нет потолка зарплат, все финансы храма (после уплаты налога архиерею) остаются настоятелю. Поэтому ряд настоятелей в Екатеринбурге имеет по несколько квартир в новостройках, качественные европейские или японские машины, возможность покупать любые продукты не учитывая экономического кризиса. Вполне себе такая зажиточная жизнь. Между обычным священником и настоятелем хорошего прихода существует огромный разрыв в экономическом плане. На обычных священников идет вся нагрузка в плане работы по храму — от проведения служб, бесед, до совершения отпеваний и других треб. Задача настоятеля — умело лавировать и искать подходы к архиерею, вовремя выплачивая налоги в епархию и не оставляя свой карман пустым», – подчеркнул Норкин.

С ним также солидарен экс-священнослужитель, который в свое время попал под запрет по причине того, что второй раз женился.

«У меня свой опыт, я в 96 году стал руководителем ревизионной группы, ревизором епархии, объехал почти всю епархию, ловил жуликов в рясах и видел кто пашет а кто ворует. Конечно, тащат все, но борзеть не нужно. А этого отца жалко, скорее всего запретят и останется без всего, в лучшем для него случае на приход. Черные никогда не понимали проблем белых, подвизался я при одном монастыре. Один был плюс все мясо с панихидки мое было. Бедность не порок. Я бы не стал сравнивать священников живущих в деревне и городе, именно живущих. Это так же несовместимо как доярка и менеджер. Особенность жизни в деревне это конечно труд на своей земле которая тебя кормит. Городской житель зарабатывает на поход в магазин, а деревенский добывает своим трудом. В истории со священником из Курганской епархии конечно много драматизма. Но эта публичность скорее всего ему навредила. Запрет в служении и как следствие прекращение оплаты его труда. Простым языком, увольнение. Батюшка служит в монастыре, а это значит он не может совершать требы без разрешения, весь его доход идет в казну монастыря из которого он получает заработную плату. Если бы он служил на приходе то ему было бы легче, приход всегда прокормит», – рассказывает экс-священнослужитель.

Он также уверен, что все зависит от священника, некоторые и в деревне неплохо живут:

«Я сам служил и в городе и в деревне. Семейный доход состоял из денег по уходу за детьми супруги и пожертвований за совершения треб (Причастие, Исповедь, освящение домов, квартир, машин). Разница дохода священника в деревне или маленьком городе с областным центром заключается просто в количестве этих совершаемых треб, ну и в столице жертвуют не всегда картошкой, могут пятерочку подбросить. И самое немаловажное все таки зависит от священника. Если он может общаться с людьми, вести за собой паству, любить своё дело то ни когда он не останется без пищи, денег и внимания. Я бы на его месте просился бы на приход».

Дорогой митрополит Кирилл и его «сволочи»

Отдельная статья расходов – приезд правящего архиерея. Обычно приезжает он отслужить Литургию на престольный праздник, например, на Покров в храм Покрова Божией Матери, в Екатеринбургской епархии их несколько, один из них в Камышлове. И если приезд митрополита для верующих – праздник, то для настоятеля храма целая головная боль.

«Средняя за сумма за приезд митрополита сегодня составляет примерно 70 тыс. рублей. Сюда входит оплата хора (около 10), оплата так называемым «сволочам» (так называют на церковном жаргоне иподиаконов, протодиаконов – около 20), около 30 самому митрополиту, ну, и 10-15 на трапезу. Это данные по одному из храмов, который недавно освящали. Что касается центральных храмов, то боюсь, что сумма будет выше», – рассказывает экс-семинарист Виктор Норкин.

Отметим, что в Екатеринбургской епархии, как и было сказано выше, доходы и расходы любого уровня не комментируют. Епархиальный пресс-секретарь на очередной вопрос корреспондента TochkaNews.ru ответила благоговейной тишиной.

Встречи Митрополита Кирилла проходят далеко не в аскетической обстановке

«Боженька поможет»

Отметим, что патриарх Кирилл, в отличие от той же Екатеринбургской епархии сегодня немного приоткрыл завесу финансовой тайны Патриарх Кирилл разъяснил, откуда можно и стоит брать финансирование на реализацию церковных проектов. По словам главы РПЦ, финансовые проблемы церкви способен решить Господь Бог. Это заявление патриарха прозвучало на Общецерковном съезде по социальному служению. На мероприятии обсуждался поиск помещений для православных детских садов.

«Иногда возникает вопрос: а на какие деньги? Когда мы в Смоленской епархии открывали первые детские сады в трудные 90-е годы, я никогда не задавал вопрос, на какие деньги. Меня за это все время критиковали: ну что вы нас заставляете, а как же с деньгами? Я отвечал: Господь поможет. И это не просто фраза, чтобы закончить дискуссию, это действительно так – Господь идет навстречу», – приводит слова патриарха Кирилла ИА «Руполит».

Кстати, журналисты, пишущие на тему РПЦ, поддерживают идею помощи деревенским священникам.

«В православии считается дурным тоном, когда миряне пытаются что-то посоветовать епископу или митрополиту. И я прекрасно понимаю, с какой усмешкой епископы будут читать эти строки. И тем не менее скажу: лучше отменить один или два праздничных ужина или в патриархию послать меньше денег, но найти возможность помочь нуждающимся священникам. И эта помощь должна быть регулярной. Разделение на богатое и безнадежно нищее духовенство – это трагедия Церкви. Иллюзий у меня нет: для многих епископов милосердие – это малознакомое, а порой и чуждое слово, однако пора меняться. Священников надо беречь! Это не только задача прихожан, епископ многое может для этого сделать. В том числе и помочь деньгами, если нужно», – настаивает Сергей Чапнин, в 2009-1015 гг. работавший ответственным редактором «Журнала Московской Патриархии»

Вот и остается одним батюшкам сидеть на диете, чтобы подрясник застегивался, а другим — между молитвами доить корову, чтобы прокормить семью. Но молиться необходимо всем, а вдруг «Бог пошлет».

Поделиться

Оставить комментарий